Blog Post

Обезьяны Косин в Нара – яркие вспышки на фоне спокойной старины   
Культура, Общество, Путешествия, туризм

Обезьяны Косин в Нара – яркие вспышки на фоне спокойной старины    

У каждого японского города есть своя яркость, которую иногда мы, живущие здесь иностранцы, видим не сразу. И на самом деле нас в какой-то мере даже учат ее не видеть: в этой стране не должна нарушаться гармония, цвета не могут слепить и выбиваться из окружения, нарушая баланс с природой.

Но прожив здесь какое-то время, начинаешь замечаеть, что у городов есть типичная для них довольно яркая палитра оттенков. Как минимум она отмечена отдельными живыми мазками на достаточно выдержанном фоне.

Киото

Яркие кимоно, богато декорированные сезонные блюда кухни «кайсэки», киноварь раскиданных по городу ворот тории – это все Киото. Пестрый неон и леопардовые ткани в казалось бы серой промышленной Осаке. Неяпонская динамичная яркость Токио – гороховые принты Яёи Кусама и прошивающие город футуристично мерцающие огни рекламных щитов, небоскрёбов и магистралей.

Токио

Но, пожалуй, одним из немногих городов, с которым никак не ассоциируется что-то яркое, остается Нара. Огромный город-парк, затем горы вокруг. Монументальная статуя Будды в храмовом полумраке – почти 16 метров темной бронзы. Монохромные каллиграфические свитки и черная тушь в магазинах. Запыленные антикварные лавки. Сваренная по местному рецепту на чайном бульоне рисовая каша «Нара тягаю», тоже приглушенно-коричневая. На рекламных вывесках – суши, завернутые в маринованные листья хурмы.

Нара

Природа и ее оттенки играют здесь ведущую роль, а все рукотворное уходит на задний план, вторит, не нарушая этой спокойной, выдержанной гармонии.

И вдруг – Нара-мати, небольшой район города из буквально нескольких кварталов, где до сих пор остались старые постройки, во многих из которых теперь располагаются галереи и кафе. Дорога от пруда Сарусава уводит в сторону от Третьего проспекта, проводит мимо всех этих атмосферных лавок, заодно знакомя с особенностями деревянной архитектуры местных домов «матия» – массивными решетками «сика-госи», или «Нара-госи». Когда-то они были придуманы как защита деревянных домов от оленей, которые могли разбегаться по всему городу во время срезания рогов.

Через некоторое время на глаза все чаще начинают попадаться яркие гирлянды, сплетенные из мягких тряпичных фигурок. Где-то по одной длинной, сбоку от входа в дом, а где-то сразу по несколько над воротами.

Для приезжающих в Нару японцев видеть такие яркие декоративные украшения на улицах именно этого города довольно необычно.

В эпоху Эдо в Японии среди простого народа распространилось верование Косин (庚申信仰) как обещавшее благоденствие в миру в отличие от буддийского учения о попадании в рай после смерти.

Нара становится одним из центров верования Косин. Местные легенды передают, что еще в 8 веке, во времена императора Момму в регионе разразилась страшная эпидемия. Служитель буддийского храма Ганкодзи, расположенного тут же неподалеку, возносил молитвы богам, прося о спасении.

7 дня 1 месяца перед ним появился Сёмэн Конго (青面金剛) и сказал: «Твои слова искренни, я верю. Я избавлю вас от этой напасти». После он исчез, а бедствие тут же прекратилось. Сообщают, что по старому календарю чудо избавления пришлось на «год металлической обезьяны», «месяц металлической обезьяны» и «день металлической».

Так местные жители стали особо чтить божество Сёмэн Конго, и уже позже среди общины распространилось поверье о том, что изгнание из тела «трех червей» – источника всех болезней – дарует здоровую жизнь. Небольшую отдельную молельню, павильон Косиндо, открывают раз в месяц, 23 числа, а в остальные дни прихожане приходят поклониться божеству Сёмэн Конго, стоя на улице. Перед павильоном – фигура обезьяны с чашей над головой. Небольшие обезьяны в характерных позах, закрывающие глаза, рот и уши, сидят на крыше.

А на стене под козырьком – огромное количество уже знакомых нам по Киото матерчатых фигурок скрученных обезьян. По форме фигурки такие же, как в Киото, только пояс оби у них отличается, здесь он белого цвета. Обезьян называют по-разному, в зависимости от вкладываемого смысла. Это могут быть «мигавари-дзару», которые на какое-то время станут человеком, пришедшим за помощью, и возьмут на себя его беды. Отвалилась подвешенная вами фигурка, или веревка порвалась – считайте, что свою задачу обезьяна выполнила, приняла на себя ту напасть, которая предназначалась вам.

Называют обезьян еще и «нэгаи-дзару»: считается, что они исполняют просьбы «нэгаи», записанные у них на спине. А самое главное – обезьян не любят и боятся те самые три червя: понаблюдайте, как проходит процесс груминга у обезьян, когда они сосредоточенно что-то ищут в шерсти друг друга. Со стороны покажется, что никакое вредоносное насекомое не сможет ускользнуть от цепких пальцев, попадись оно обезьяне. Считается, что такая символичная фигурка, повешенная у входа, сможет надежно защитить дом и его хозяина от невзгод, и ни один червь-искуситель не рискнет проникнуть внутрь.

Текст и фото: Татьяна Кудоярова, PhD
Переводчик, гид по Кансаю

Другие статьи автора: 

Лучшие японские кисти Хакуходо: любовь с первого прикосновения

Зубные феи? В Осаке берут выше – зубные боги! 

Кансай: 18 мгновений моей весны

Туманы Кумано – японское место силы не от мира сего

Храм Конгодзи в Киото: оставьте свои прихоти обезьянам

Related posts