Blog Post

Икэбана – лекарство от уныния, доступное каждому
Блоги, Истории, Культура

Икэбана – лекарство от уныния, доступное каждому 

Спросите меня: «Что помогает тебе справляться с унынием, что придает силы и дарит удовольствие, что рождает чувство удовлетворения и заставляет организм вырабатывать гормоны радости в промышленных количествах?» Мой ответ будет – икэбана. Я никакой не мастер, просто чайник 60+, который еще два года назад знал об икэбане примерно то же, что и все: «цветы+ваза=красивое». Всего за два года икэбана столько мне дала и так меня изменила, что хочется об этом рассказать. 

Я увлеклась икэбаной совершенно неожиданно для себя. Заметила, что все самое прекрасное в моей жизни происходит случайно, хотя, если вдуматься, этот случай бывает хорошо подготовлен всеми предыдущими жизненными перипетиями. Как сказала мне дочь, «ты столько всего перевела про икэбану, что пора уже попробовать что-то самой». И вот я сижу на первом уроке с карандашом в одной руке и секатором в другой. Это был краткий курс икэбаны в Отделе японской культуры «Japan Foundation» в ВГБИЛ.

Мне сейчас иногда говорят, что мне было легко начинать, потому что я много знала про икэбану и говорю по-японски. Да, я переводила мастер-классы по икэбане еще в далеком 1990 году на ЭКСПО в Осаке, посвященной садово-парковому искусству, но уверяю вас: если бы переводчики запоминали все, что проходит через их голову, они бы заткнули за пояс любой Гугл. Короче говоря, в январе 2020 года я начала практически с чистого листа. 

Сразу оказалось, что в жизни все гораздо сложнее, чем на японских календарях с икэбаной, которые по сей день являются желанным подарком к Новому году. Углы, размеры веток, позиция специального игольчатого держателя-наколки для крепежа цветов в вазе… Голова немного кружилась. За самую первую поставленную мной композицию сейчас немного стыдно, но из песни слова не выкинешь, поэтому пусть будет.

Одновременно с началом практических занятий я стала смотреть фотографии композиций во всех доступных источниках. Много. Очень-очень много. И сохранять понравившиеся в отдельный альбом. Со временем стало ясно, что под большинством отобранных снимков стоит подпись «Согэцу». Так я определилась со школой, коих, к слову, в икэбане великое множество. Потом мне в руки попал учебник Согэцу, в котором буквально на первой же странице было написано, что «ставить композиции в стиле Согэцу может кто угодно, где угодно и из чего угодно». «Ну, это же просто идеально мне подходит», – сказала я себе. И стала пытаться учиться. Первые опыты были довольно беспомощны, попытки их запечатлеть выглядели очень по-любительски, что естественно.

Постепенно стало ясно, что учиться икэбане по учебнику – это примерно то же, что выучить японский по самоучителю: наверное, возможно, но результат мало предсказуем. Нужно, чтобы кто-то указывал на ошибки и показывал, как их исправить. В тот период я уже начала общаться с замечательным мастером школы Согэцу – Ураной Куулар. Слушала ее лекции, внимательно изучала работы и понимала, что то, что делает она, мне очень близко. И вот, примерно через год после начала моих попыток приблизиться к икэбане, я попала на очное занятие к Уране-сэнсэй. Я очень люблю структурированный подход, и здесь я его получила: домашнее задание – постановка учебной композиции по учебнику в классе – работа над ошибками тут же – и, о счастье, свободная композиция, полет фантазии! 

Учебная композиция

Свободная композиция

Подкупал и абсолютно японский подход к учебному процессу: мои жалкие попытки ни разу не были раскритикованы в пух и прах, наоборот, в каждой Сэнсэй находила какие-то положительные моменты, что помогало не опускать руки. 

Счастье длилось недолго – наступил период самоизоляции в связи с коронавирусом. Но и тут нашелся выход – занятия онлайн. Они проходят так: я ставлю композицию на заданную тему, сэнсэй указывает на ошибки, я исправляю, снова отправляю фото – и так до одобрения сэнсэем работы. 

Тут надо еще сказать о съемке. Это очень важный момент. Как говорит сэнсэй, хорошим снимком можно «вытянуть» самую слабую композицию, и наоборот. По этой причине я уделила съемке должное внимание: обзавелась приличным освещением, фоном для съемки и проконсультировалась со знающими людьми по поводу того, как это вообще делать. При этом никакой супер-фото-аппаратуры мне не понадобилось: в качестве фона использую рулонные шторы блэк-аут, а снимаю на телефон.

Вот как получалось без света и фона. Много лишнего, все отвлекает.

А вот так стало гораздо лучше.

Теперь, когда я в целом рассказала о том, как организован процесс, вернемся к максиме школы Согэцу: «Кто угодно, где угодно и из чего угодно».

Кто угодно – это понятно. Возьмем меня. Возраст, который принято определять как «слишком поздно для чего-то нового». Ноль знаний по предмету. Ноль опыта в творческих занятиях. Но лиха беда начало, дорога начинается с первого шага, путь осилит идущий, вот это все. Было бы желание.

Теперь про «где угодно». За короткий срок я успела поставить композиции дома, в классе, на даче и даже однажды в гостях у друзей (это был очень волнующий опыт – ставить, когда все смотрят). Совершенно необязательно иметь специальную мастерскую или комнату с татами, где вы, надев кимоно, будете заниматься волшебством, сидя в позе «сэйдза» перед нишей «токонома». 

Вот так выглядит рабочее место начинающего икэбаниста.

И самое главное – «из чего угодно». Сейчас забавно вспоминать, как в самом начале я придирчиво выбирала в цветочном магазине идеальные роскошные розы и хризантемы, тщательно следя за тем, чтобы даже на зеленых листиках не было ни единого изъяна. Со временем мне стало ясно, что растение должно не блистать красотой, а иметь свою историю. Стоит прислушаться к кривой коряге, к пожухлому листу лопуха – и они заговорят и станут прекрасными. Звучит немного пафосно, но это так. Есть даже такое специальное понятие в икэбане – «мусикуи ха» — листья, изъеденные насекомыми. 

Хочется добавить еще про «в чем угодно» – в смысле «в каком угодно сосуде». Опять же, совершенно необязательно иметь коллекцию старинной японской керамики. Можно поставить в любой вазе из тех, что стоят в серванте, в простой стеклянной колбе, в бутылке, можно вообще обойтись без вазы, вспомнив, что, как говорил третий глава школы Согэцу Хироси Тэсигахара, «икэбана – это скульптура».

Я сейчас нахожусь в самом начале пути и нисколько не претендую на обладание сокровенным знанием. Конечно, я знаю больше, чем два года назад, но чем глубже я погружаюсь во вселенную икэбаны, тем отчетливее осознаю, что она бесконечна. И все же: количество открытий, которые я делаю каждый день, — это подарок. Меня перестала печалить осень, потому что сухие голые ветки – это, оказывается, необыкновенно красиво.

Семена клена, оказывается, золотые.

Тыква – это, оказывается, очень весело.

Моток шерсти, валявшийся в шкафу, оказывается, может принести много радости, и не только мне.

Теперь у меня есть лекарство от уныния и безнадеги. Когда плохо, когда не хочется вообще ничего, даже заниматься икэбаной, я беру в руки секатор. Достаю со шкафа кусок сломанного ветром ствола, подобранный на обочине. Беру слегка подвядший подсолнух, оставшийся от подаренного букета. И предлагаю им подружиться. И мы разговариваем уже втроем. Как говорил великий Басё, «учись сосне у сосны». Сегодня я учусь у коряги и у подсолнуха. И готовлюсь к участию в первой в моей жизни выставке.

Наталия Пушкова, переводчик с японского

Другие статьи автора:

Жизнь в Эдо на японской гравюре: мост Нихонбаси 

Хэйанские письма в «Записках у изголовья»: то, что трогает

Related posts