SUBSCRIBE NOW

* You will receive the latest news and updates on your favorite celebrities!

Trending News

Subscribe Now

* You will receive the latest news and updates on your favorite celebrities!

Trending News

26 Май 2019

Blog

Синтоизм и японский бизнес
синто
Общество

Синтоизм и японский бизнес

Как многим известно, синтоизм – родная религия Японии. Уходя корнями в древние анимистические верования, напоминающие дохристианские языческие культы Европы, синтоизм проделал длинный путь через эпохи и социальные потрясения, развиваясь вместе с японской нацией и её культурой. Сегодня синтоизм – это неотъемлемая часть и настоящий фундамент японского общества, несмотря на то, что многие японцы об этом даже не догадываются. Тем не менее, они следуют принципам и положениям синтоизма, пусть и не отдавая себе отчёт в том, откуда эти принципы берутся.

Большинство современных японцев на вопрос о том, какую религию они исповедуют, скорее всего идентифицируют себя как нерелигиозных или атеистов. Распространена и шутка о том, что подлинная религия японцев – это работа, “сигото”. Эта шутка недалека от истины: работа в большой японской компании, кайся, зачастую дарит сотрудникам целый комплекс чувств и опыта, схожий с принадлежностью к религиозной группе, приходу или семье. К тому же основные принципы синтоизма плотно укоренены в японском рабочем этикете. На протяжении японской истории принадлежность к сообществу и идентификация через эту принадлежность оставались неизмеримо важны. Связано это, прежде всего, с тяжелыми климатическими условиями и далеко не самым удобным ландшафтом: умение работать слаженным, хорошо организованным сообществом было (и, пожалуй, остаётся) необходимым условием выживания в этой стране.

Существование в рамках сообщества является ключевым элементом политики, экономики и культуры в Японии

Если европейская культура и философия, от Древней Греции до Возрождения, породили яркий индивидуализм (и такие его производные как концепция личного успеха), то японская этика всегда основывалась на принадлежности к и вкладу в маленькое сообщество, будь то квартал, область или департамент. В более широком смысле всё японское общество представляет собой совокупность таких сообществ, существующих и взаимодействующих по тем же правилам, что и индивиды внутри них. По этой причине японские компании зачастую имеют совершенно иной жизненный цикл, чем их западные визави. На Западе (в особенности это характерно для США) компании зачастую учреждаются для производства, продажи или поддержания определенной линейки товаров и услуг. Таким образом, если естественным образом данный товар или услуга перестают быть востребованы потребителем, компания подходит к концу своего жизненного цикла.

shinto

Японские компании, в особенности большие конгломераты, кэйрэцу, устроены совсем по-другому. Зачастую сотрудниками они воспринимаются как современная манифестация традиционного японского клана, большой семьи. Компании не исчезают просто так – напротив, они скорее кардинально изменят свою структуру, продукцию или уклад, но сохранятся в том или ином виде. Так произошло, например, с группой Мицубиси, которая на протяжении своей истории двигалась от судоходства к страхованию, авиастроению и автомобильной промышленности. Японские кэйрэцу выбираются раз и на всю жизнь: так, инвестиционный банк Дайва может вовсе не обрадоваться даже высококвалифицированному “перебежчику” от своих главных конкурентов, Номура. Такие кэйрэцу дают своим сотрудникам очень многое, зачастую полностью беря на себя любые их ежедневные проблемы, а также дарят совершенно особый опыт принадлежности.

Осознание и принятие перемен

Один из важнейших принципов синтоизма – принятие постоянных изменений как естественного омоложения, своего рода регенерации. Считается, что боги-ками любят все новое, поэтому даже сами синтоистские святилища периодически разбираются на части и полностью перестраиваются. Именно поэтому в отличие от буддийских храмов вы не встретите древних синтоистских святилищ в западном понимании этого слова: святилище может уходить корнями в глубь веков, но само здание, которые вы видите, построено не так уж давно. Мир никогда не останавливается, отставать от него нельзя, поэтому, помня, ценя и уважая прошлое, необходимо всегда быть открытым переменам.

Открытость и желание перемен – краеугольный камень синтоизма и одно из самых полезных качеств в современном бизнес-мире

Хороший пример – история Хоммы Мунэхиса, торговца рисом из Сакаты, доминировавшего на рисовой бирже Додзима во время сёгуната Токугава. До 1710-х годов рисом по старинке торговали прямо на рынке, однако с началом 18 века в обиход входит целый ряд торговых инструментов, таких как рисовые купоны (фактически – аналог фьючерсных контрактов). Развитие купонного рынка принесло Мунэхисе небывалую славу и богатство, но лишь потому, что в отличие от других торговцев он не боялся изменений и нарастающей сложности бизнеса. Вместо этого Мунэхиса попытался лучше понять рынок и тщательно проанализировал историческую волатильность и ценовые колебания на протяжении многих лет. Аналитика подарила ему ряд ценных инсайтов (выражаясь современным языком) и позволила понять, что рынок движется под влиянием ожиданий торговцев, на которые, соответственно, можно активно влиять (кстати именно эту концепцию через два века использует в своей торговой деятельности Джордж Сорос). В 1755 Мунэхиса написал книгу «Золотая жила — рассказ трёх обезьян о деньгах» (三猿金泉秘録), обобщившую его взгляды на психологию рынка и ставшую библией японских торговцев на следующие два века. Помимо этого Мунэхиса изобрел так называемые “японские свечи” – интервальный график и индикатор, до сих пор (да, мы говорим о 2019 годе!) используемый для отражения биржевых котировок трейдерами по всему миру.

Какой урок преподает нам Мунэхиса?

Не бойтесь перемен: примите их, оцените их и сами станьте переменами

«Золотая жила — рассказ трёх обезьян о деньгах»

Личная созидательная энергия

Любые окружающие нас объекты, а подчас даже идеи и концепции начиная от природных, таких как “дождь” и “снег”, до созданных человеком, таких как “зонтик”,  имеют свою настоящую природу. В какой-то мере, когда мы говорим “ками”, мы подразумеваем именно подлинную природу объектов или феноменов. Тот же принцип можно отнести и к людям: каждый имеет свою собственную, уникальную природу и только ему присущий набор способностей. Понимание собственной природы, своих сил и способностей, крайне важно и приводит к реализации созидательного потенциала (который в наши дни модно называть “креативностью”) – именно это понимание и приводит к переменам.

Другими словами, артисты или художники не являются какими-то особенными людьми, но каждый человек может быть особенным художником. Так же, как каждый обладает собственной уникальной природой, каждый может реализовать свою природу в созидании и создавать только ему доступные вещи: от танца и архитектуры до робототехники и бизнес-планов. Созидательный потенциал раскрывается в экспрессии – каким именно образом мы выражаем свою, осознанную нами природу. Именно экспрессия определяет сущность “ками”.

Японская креативность

Синтоизм эволюционировал на протяжении веков, за это время в него влилось множество идей и концепций иных философских, религиозных и социальных систем, прежде всего буддизма, конфуцианства и даосизма. Подобным образом и сама Япония впитала огромное количество элементов других культур, сделав их частью своей собственной, основательно переработав и всему найдя свое место. Этот механизм был и остается фундаментом японской культуры и общества, но как он может быть нам полезен в бизнесе? Здесь интересен такой нюанс: Япония продолжила развивать и улучшать воспринятые ей элементы, пока в какой-то момент они не стали очень сильно отличаться от своего прототипа. Грубо говоря, японский метод можно сформулировать так: “возьмём лучшее и улучшим его”.

mosburger
Мосбургер – «здоровые» японские гамбургеры

Хорошим примером того, как эта методика может работать в бизнесе, является кейс Сакурады Ацуси, сотрудника инвестиционной фирмы, работавшего в Нью-Йорке в 1960-х. Как это часто бывает на Уолл-стрит, день Сакурады был расписан по минутам, и времени на ланч вечно недоставало. Сакурада нашёл выход: бургеры известной американской сети Tommy’s. Сеть работала по “серийному” принципу cook-to-order: бургеры различных видов делались постоянно, чтобы покупателям не приходилось ждать, когда их заказ приготовят. Вернувшись в Японию, Сакурада с досадой заметил, что скучает по бургерам, – или больше по удобству быстрой покупки ланча? Пораздумав, финансист уволился и решил воссоздать полюбившуюся ему концепцию на родине – параллельно существенно улучшив вкусовые качества бургеров, значительно сократив количество жира и масла и добавив овощей. Он даже предложил революционный здоровый рисовый бургер. Сегодня основанная Сакурадой сеть MOSBURGER – вторая по величине в Японии и уступает только Макдональдсу.

“Здесь и сейчас”

Выше мы обсудили два важных принципа: принятие перемен и выражение своего созидательного потенциала, но правильная реализация этих принципов с точки зрения синтоизма нуждается в еще одном важном элементе – концентрации на моменте “здесь и сейчас”. Не присутствуя по-настоящему в том, что делаешь, невозможно заметить и принять перемены. Не более возможно и понимание своей настоящей природы или полноценное, с использованием своих уникальных способностей, созидание. Ничего прекрасного и удивительного, с точки зрения японца, не может произойти с нами самом по себе: для этого нужно присутствовать в том, что ты делаешь, и прилагать соответствующие усилия.

«Здесь и сейчас» Аида Мицуо

Здесь уместно обратиться к одному из отцов японского капитализма, Сибусаве Эйити. Сибусава родился в бедной фермерской семье в 1840 году. Молодым человеком, находясь под влиянием господствовавшей националистической риторики, Сибусава вместе с двоюродными братьями даже собирался поджечь поселение иностранцев в Йокогаме. К счастью, поджог был отменен, и Сибусава устроился на работу в известную и очень богатую семью Хитоцубаси, где и проявил себя в области бизнеса. В 1867 в составе японской делегации он оказался на международной выставке в Париже и был поражен индустриальной и экономической мощью Европы. Вернувшись домой, Сибусава стал одной из ключевых фигур, взявшихся за переустройство и модернизацию страны – сначала как сотрудник министерства финансов, а позже как предприниматель.

Сибусава – не просто основатель Токийской биржи и создатель первого современного банка страны, Дай Ити Кокурицу Гинко (современный банк Мидзухо). Именно Сибусава реализовал в Японии такие концепции, как двойная бухгалтерия, акционерные корпорации и даже эмиссия банкнот. Сибусава основал в прямом смысле этого слова сотни компаний, большая часть которых уцелела до наших дней и хорошо известна: Tokyo Marine Nichido и Toyobo, Keihan Electric Railway и Sapporo breweries, NYK Line и Oji Paper company, Imperial Hotel и Taiheyo Cement, и множество других.

Сибусава был молод и следовал своему времени: не стараясь сконцентрироваться, он нёсся в потоке, будучи скорее объектом, чем субъектом. К счастью для всех, ему удалось “проснуться” и сфокусироваться на собственном “здесь и сейчас”, что привело его к замечательным достижениям.

“Накаима” (中今): Благодарность за жизнь

“За радость тихую дышать и жить/Кого, скажите, мне благодарить?” – вопрошал Осип Мандельштам. Это ощущение благодарности за то, что ты жив, связанное с ощущением “здесь и сейчас”, крайне важно в японской этике вообще и в синтоизме в частности. Упомянутый нами Сибусава на протяжении своей жизни настаивал на том, что этика и бизнес должны находиться в гармонии и ни в коем случае не могут исключать друг друга.

Что это значит?

Минимаркет «7/11»

Один из известных сторонников концепции Сибусавы – Ито Масатоси, владелец, основатель и председатель совета директоров крупнейшей ритейл-группы Ито-Ёкадо, контролирующей более 15 000 магазинов “7/11” в Японии и США. Ито начал свою империю с крохотного магазина одежды в Токио – и по праву считается одним из самых эффективных и успешных создателей бизнеса в истории человечества. Одним из важнейших элементов его стратегии была реорганизация принадлежащего ему холдинга в группу меньших компаний, где каждая обладала своей уникальной специализацией (от минимаркетов до крупных моллов).

Если на Западе большинство акционеров до сих пор исходят из модели “экономики роста” (growth economy), избегая “плато” и бесконечно наращивая продажи и производство, в идеале – укрупняя свои компании до бесконечности, то Ито поступил по-другому. Он напротив, искусственно ограничил рост своих компаний на уровне, где они могли существовать автономно, и предпринял меры, чтобы избежать их роста. Одна из главных идей, которых Ито придерживался всю жизнь (как и его коллега по ритейлу Янаи Тадаси, владелец UNIQLO), – давать своим сотрудникам достаточно свободы и пространства, где они могли бы сами управлять своим объёмом работы. Каждый садовник создаёт свою небольшую клумбу, но десятки их вместе составляют великолепный сад. Стоящий за этим отношением принцип: уважение к чужому времени и благодарность.

inari

В оптике синтоизма существует течение вечного времени, длящееся от “равнины высокого неба” Такамагахара из Кодзики до современной эпохи Рэйва. Причина, по которой мы можем существовать здесь и сейчас, в том, что на протяжении веков множество людей вносили свой вклад в создание и развитие Японии (впрочем, это применимо и ко всему человечеству в целом). Таким образом, мы должны демонстрировать благодарность нашим предшественникам и ценить возможность жить здесь и сейчас. Один из лучших способов эту благодарность продемонстрировать – не тратить попусту наше драгоценное время, что было бы полным неуважением к тем, кто сделал наше существование возможным. Эта идея глубоко укоренена в жизнедеятельности практически любого серьёзного бизнеса в Японии.


(По материалам лекции исследователя синтоизма Влада Поляковского и Като Таиси, каннуси святилища Хаттори Тэндзингу, Осака “Основы философии синтоизма в применении к современным японским бизнес-практикам”)

polyakovskii

Текст и фото: Влад Поляковский

Другие статьи автора:

Прогулка по Культурному пути – от Эдо до Сёва

Норитакэ: Нагойский фарфор как зеркало японской индустриализации

 

Related posts