Blog Post

Прогулка по Культурному Пути в Нагоя: от Эдо до Сёва
Культура, Путешествия

Прогулка по Культурному Пути в Нагоя: от Эдо до Сёва 

Для большинства россиян Нагоя ассоциируется с бесчисленными дочерними предприятиями Тойоты и, пожалуй, местными деликатесами: от угря хицумабуси и куриных крылышек тэбасаки до свиной котлеты в панировочных сухарях кацу в местном сладковатом красном мисо и тостов с джемом огура из красных бобов. Для японца же Нагоя и окружающая её префектура Аити (или Токай) выглядят немного по-иному: древняя срединная земля, раскинувшаяся между Кансай и Канто, вотчина могущественного клана Овари-Токугава и по меньшей мере – место хранения Симпукудзи-бон, древнейшего существующего экземпляра Кодзики. Однако одна из самых интересных страниц истории Нагои – это период японской индустриализации, растянувшийся от середины Мэйдзи до конца Второй мировой войны. Эта эпоха подарила городу множество неординарных личностей, историй и судеб, ставших частью городской мифологии и оказавших серьёзное влияние на популярную культуру. Сердце этой эпохи – пространство Культурного Пути.

Места и лица

Так называемый «Культурный Путь» (文化のみち) – одна из важнейших достопримечательностей Нагои, – конечно, никакая не дорога, а целый квартал, расположенный на восток от замка, между округами Нака-ку и Хигаси-ку. Если сегодня деловой и культурный центр Нагои безусловно располагается на западе, то ещё сто лет назад он находился именно на востоке. «Путём» или «дорогой» район назвали потому, что через квартал можно пройти, прогуливаясь почти по прямой от замка до красивейшего парка Токугаваэн (о нём мы отдельно поговорим в другой раз). В какой-то степени отражает суть этого квартала и другой путь – путь тотального переустройства общества и культуры, пройденный Нагоей от Эдо до Сёва.

Архивы г. Нагоя

В эпоху Эдо квартал состоял в основном из домов среднего и нижнего самурайского классов с условным центром в виде храма Кэнтюдзи, построенного ещё в 1651 году. Однако настоящая слава к району пришла в конце эпохи Мэйдзи и даже чуть позднее, уже в Сёва, когда Нагоя оказалась в самом центре захватившей Японию модернизиации. В 1933 году открыла свои двери новая ратуша, за ней последовали здание муниципалитета префектуры Аити и школа Киндзё Гакуин. Здесь же, вокруг небольшого храма Мёдодзи, выросли виллы братьев Тоёда, Сасукэ и Сакити, резиденции влиятельных семей Сакураи и Омори, особняк богатого торговца керамикой и основателя концерна «Таё Сёко» Харуты Тэцудзиро. Хотя, пожалуй, самый интересный дом Нагои находится ещё дальше на востоке. Это Ёкисо – полная цейлонскими артефактами усадьба Ито Дзираэмона Сукэтами, первого президента одного из старейших в мире торговых домов Мацудзакая.

Помимо журналистов, учёных, политиков и других деятелей нового, быстро меняющегося японского общества на квартал обратили внимание и крупные представители богемы.

Одной из них была Каваками Садаякко, или “леди Сада Якко”, чьё имя ещё не так давно знал почти каждый образованный японец как первой современной актрисы Японии. Покинув сцену в 9 год Тайсё (1920), Садаякко много лет жила в Хигаси Футаба-тё, в северной части квартала вместе с Фукудзавой Момосукэ, знакомым современникам под прозвищем “Король энергии”. Садаякко родилась в Нихонбаси в самом начале Мэйдзи, в 1871 году. Семья её матери, Когума, уже несколько поколений заправляла довольно крупным магазином «Этидзэнъя», который со временем унаследовал отец Садаякко, Хисадзиро Кояма. Мягкий и покладистый от природы человек, Кояма не справился с инфляцией, последовавшей за ростом налогов, и семья будущей актрисы сильно обеднела. В возрасте четырёх лет Садаякко отправили в дом гейш Хамада в квартале Ёситё. Садаякко стала полноправной гейшей в 16 лет.

Каваками Садаякко

Первая актриса 

Прославленная гейша, в 23 года Садаякко вышла замуж за Каваками Отодзиро – молодого и, по воспоминаниям современников, крайне самоуверенного театрала и бунтаря, называвшего себя “сыном свободы”. Садаякко любила сильных и уверенных в себе мужчин. Каваками разделял новаторские взгляды на театральное искусство и стремился привлечь к сцене обычных людей – в противовес профессионалам кабуки; впоследствие театр получит название синпа, то есть «новая школа». Садаякко присоединилась к труппе и вскоре в рамках гастролей посетила США, где и выступила первый раз перед публикой с традиционным танцем нихон-буё. Актрису ждал ошеломительный успех: американская публика заговорила о ней как о японской Саре Бернар. В 1900 году Садаякко стала настоящей сенсацией Всемирной выставки в Париже: выступая под именем “мадам Сада Якко”, актриса соединяла в своих выступлениях приёмы японского танца и актёрские техники западных аристов. Дела у пары, наконец, пошли на лад, и Садаякко с мужем даже основали Императорскую школу подготовки актрис. В 1913 Каваками скончался, а Садаякко возобновила свою дружбу со знакомым ей еще с молодости Фукудзавой Момосукэ, а вскоре и стала его партнёром – как в бизнесе, так и в личной жизни. К удивлению современников, актриса вовсе не стремилась быть “прекрасной вещью”, напротив, Садаякко отличалась независимым характером и бизнес-хваткой, любила управлять делами и вскоре основала собственное (и довольно успешное) текстильное производство.

Фукудзава Момосукэ

Не менее любопытен и её партнер. Момосукэ родился в первый год Мэйдзи, в 1868 году. Поступив в университет Кэйо, Момосукэ близко сошёлся с его основателем, одним из “отцов современной Японии” – просветителем, журналистом и бизнесменом, крайне влиятельным человеком своей эпохи Фукудзавой Юкити. Молодой человек произвел на Фукудзаву столь сильное впечатление, что последний, несмотря на наличие собственных сыновей, предложил Момосукэ усыновить его: новоиспеченный наследник также получал оплаченный пансион за границей. Взамен Момосукэ по контракту должен быть жениться на одной из дочерей Фукудзавы, что он, в отсутствие на тот момент у него дамы сердца, и сделал, после чего устроился на работу в компанию «Нагоя Дэнто». Дела у молодого бизнесмена шли неплохо, и вскоре ему удалось занять управленческую должность. Запустив электроэнергетический бизнес, Момосукэ основал компанию «Дайдо Электрик» и расширил свою электро-империю, построив целых семь электростанций на реке Кисо, включая электростанцию Ои, существующую до сих пор. Несмотря на отношения с любимой женщиной, следуя данному Фукудзаве слову, Момосукэ так и не развелся с женой, хотя и прожил вместе с Садаякко последние 40 лет своей жизни. История их любви стала культурным символом своего жестокого, но и романтичного времени. Так, судьбе легендарной первой актрисы посвящены романы Сугимото Соноко «Мадам Садаякко» и «Коридор в преисподнюю«, а в 1985 году телеканал NHK показал целый телесериал “Волны весны”, посвященный жизни Садаякко и её отношениям с Момосукэ.  

«Дворец Футаба»

«Дворец Футаба»

Особняк Футаба, напоминающий замысловатую эклектичную мозаику японской и западной архитектур разных эпох, раскинулcя на территории в 6600 квадратных метров. Садаякко заказала дом компании «Америка-я», пользовавшейся немыслимой популярностью среди высшего класса. Первая японская компания, занявшаяся интерьерным дизайном для обеспеченных клиентов, активно применяла новые технологии и соединяла классические элементы японского дома с эстетикой запада: татами в японских комнатах-васицу соседствуют с паркетами коридоров, раздвижные перегородки-сёдзи – с настоящим витражом.

В Футабе бывали политики, представители бизнес-элиты, ученые и дипломаты. Будучи частью высшего интеллектуального и культурного общества, Момосукэ и Садаякко имели свой литературный салон. Вкусы обитателей дома хорошо заметны по их библиотеке, содержащей шедевры “отца современной японской литературы” Цубоути Сёё, Сироямы Сабуро, Котани Цуёси, Энацу Миёси и Касугаи Кэна.

Сегодня в музее можно увидеть множество предметов быта и интерьера эпох Тайсё и довоенной Сёва, имеющих отношение к Садаякко и Момосукэ, и даже остановиться в комнатах актрисы.

polyakovskii
Текст и фото: Влад Поляковский

Другие статьи автора:

Норитакэ: нагойский фарфор как зеркало японской индустриализации 

Сад на воде Исуйэн – потаённая красота в сердце Нара

Синтоизм и японский бизнес

Related posts