Blog Post

Норитакэ: нагойский фарфор как зеркало японской индустриализации
Культура, Путешествия

Норитакэ: нагойский фарфор как зеркало японской индустриализации 

Малоизвестный россиянину – по крайней мере, по сравнению с Мейсеном и Веджвудом – фарфор Норитакэ когда-то гремел по всей Японии и за её пределами. Началась история легендарного (и по сей день успешно работающего в виде международной корпорации) предприятия с небольшой семейной мастерской Моримура Гуми, основанной братьями Итидзаэмоном и Тоё Моримура в далеком 1876 году. Вскоре братья открыли в Нью-Йорке небольшой магазинчик Morimura Brothers, где и стали сбывать продукцию своей мастерской вместе с японским антиквариатом, став одними из первых независимых японских торговцев за рубежом. Вскоре к братьям присоединился Магобэй Окура, и компаньоны приняли решение сделать упор на продажу керамики, пользовавшейся наибольшей популярностью за океаном.

noritake porcelain
Удача благоволила предпринимателям: качество керамики Моримура Гуми было крайне высоко. В особенности американцы ценили тонкость позолоты и эмали, а также изящную роспись ваз и декоративных блюд. Уникальность изделий Моримура основывалась на ряде факторов. Так, в 1884 братья подписали эксклюзивные контракты с мастерскими в Токио, Киото и Нагое, где работали лучшие и самые высокооплачиваемые ремесленники-гончары Японии. Мастерские в свою очередь использовали каолин, кварц, полевой шпат и глину из области Сэто, славившейся своими материалами. Уже к 1896 году все мастерские, работавшие с семьей Моримура, переместились к братьям в Нагою и стали частью быстро растущей семейной корпорации.

Расцвет фарфора норитакэ

К началу ХХ века ситуация на рынке керамики США стала меняться: все большую силу представлял средний класс, росло благосостояние американских семей, и братья Моримура решили расширить целевую аудиторию. Средний класс мало интересовали дорогие и роскошные расписные вазы, поэтому в качестве новой продуктовой линейки Моримура выбрали популярные в западных домах столовые наборы.

В 1904 году Моримура Гуми открыли новую фабрику, “Ниппон Токи Гомэй” в местечке Норитакэ, которое через сто лет окажется в самом центре Нагои. Продажи было решено выстроить вокруг фарфоровых сервизов, выпускавшихся под маркой Норитакэ. Но сначала, как это принято в Японии (и увы, всё реже – за её пределами) следовало создать уникальный, высококачественный продукт и наладить его производство. Процесс занял немыслимые по современным меркам 9 лет. Только в 1913 году братьям удалось создать 25-сантиметровое блюдо для ужина – такой размер считался крайне сложным для изготовления, – а уже на следующий год первый японский столовый набор на 12 человек, выполненный из белого фарфора, отправился в свой новый дом в Америку.

Дело быстро пошло в гору, а наборы и сервизы Норитакэ оказали огромное влияние на развитие и модернизацию керамики в Японии, быстро превратившись в один из главных экспортных продуктов. Особой ценностью у коллекционеров пользуется фарфор “старый Норитакэ”: к этой группе относятся изделия Моримура Гуми и Ниппон Токи, созданные в период между серединой Мэйдзи и окончанием второй мировой войны (то есть примерно между 1880 и 1945 гг.). К “старому Норитакэ” относятся вазы, чаши, блюда и целые наборы. Кстати, многие из них совершенно не выглядят японскими, так как изначально создавались для сбыта в Америке и включают элементы европейской и американской популярной культуры. Самые ранние образцы имеют уникальную печать печи Моримура Гуми, позднее в качестве печати используется свисающая глициния, “мон” (герб) клана Моримура или кленовый листок. Само название “Норитакэ” встречается на изделиях с 1908 года.

Третий не лишний

Отдельно следует рассказать про  Магобэя Окура, который присоединился к дуэту братьев и стал, выражаясь современным языком, первым настоящим арт-директором Моримура Гуми.

Эстет, авантюрист, прирожденный предприниматель, человек, искренне веривший в индустриализацию Японии, до встречи с братьями Моримура он успел сколотить неплохой капитал, продавая популярные тогда гравюры по дереву в токийском районе Нихонбаси. Став частью бизнеса Моримура, Окура взялся за операционную деятельность предприятия: вместе с братьями он верил в развитие Японии через усиление экспортной торговли и готов был посвятить этому жизнь.

noritake porcelain

Совершенно неожиданным для его компаньонов (а возможно, и для него самого) оказался проявившийся у Магобэя тонкий художественный вкус. Посетив в 1893 году международную ярмарку в Чикаго, Окура остался под большим впечатлением от западного фарфора: он решил, что используемый Моримура Гуми дизайн слишком бледен и невыразителен, а потому не может всерьез конкурировать с лучшими образцами жанра. Обсудив идею с братьями Моримура, Окура разработал новые принципы дизайна росписи и взялся учить новым правилам ремесленников – разумеется, сталкиваясь с их ярым сопротивлением. Впрочем, через несколько лет упорство Магобэя дало плоды: предприятие стало применять традиционные техники росписи к новым, стилистически более западным эскизам, создав в результате неповторимый стиль Норитакэ, который, по иронии судьбы, со временем стал считаться настоящей классикой японского декоративно-прикладного искусства.

Художественное развитие Норитакэ не останавливалось: так, в 20-е годы прошлого века в эстетике Норитакэ начинают преобладать переосмысленные на японский манер мотивы ар-деко, в том числе геометрические фигуры, цветы, животные, модно одетые молодые женщины. Ар-деко Норитакэ отличает крайне яркая роспись, эффект которой достигался использованием поблескивающей, глянцевой краски.

Норитакэ в наши дни

Сегодня Норитакэ – это уютный парк и публичное пространство неподалеку от noritake jinjaделового центра Нагои. Здесь есть кафе и ресторан, тут проводят свадебные церемонии, а за небольшим ручейком скрывается небольшое синтоистское святилище. Нитто-дзиндзя была открыта 19 ноября 1940 года первым президентом Норитакэ, Казутикой Окура на месте его собственной семейной резиденции Окура. Чуть позже, в апреле 1941, группа женщин-сотрудников компании подарила святилищу двух каменных собак-стражников. В задачу приглашенных божеств Аматэрасу-омиками, Ацутао-оками и Кагуцутино-ками входило способствовать успеху и благосостоянию предприятия и его сотрудников, что кажется, у них неплохо получилось.

noritake chimneyОсобо выделяются на фоне подчеркнуто современной или по-настоящему старинной архитектуры центра города краснокирпичные цеха и торчащие из земли огромные трубы, напоминающие скорее об Англии – последнее наследие эпохи нагойской индустриализации. Импорт кирпича начался практически одновременно с открытием границ в конце периода Эдо. Впрочем, начиная с Мэйдзи японцы производили кирпич уже самостоятельно: красно-кирпичная архитектура стала символом вестернизации и модернизации страны. Из кирпича были выстроены и цеха фабрики Ниппон Токи. Кстати, здание завода сохранилось до сих пор, включая табличку с клятвой Итидзаэмона Моримуры и пяти других основателей. Шесть огромных дымоходов – это всё, что осталось от построенной в 1933 туннельной печи, которая на пике производства ежегодно обжигала 5 с половиной миллионов изделий, расходящихся из Нагои во все концы земного шара. Достигая 45 метров в высоту, дымоходы вместе с замком Нагои оставались самым высоким сооружением в городе вплоть до постройки телебашни. В 1979 завод был перенесен на новое место, а дымоходы были сохранены как память об индустриальном прошлом префектуры Аити.

Noritake today
Норитакэ сегодня

Погуляв по бывшей фабричной территории, можно заглянуть в музей, где на четырех этажах расположились галерея и даже настоящее фарфоровое производство, где вам продемонстрируют весь процесс создания знаменитых блюд и чаш. Ну а читающие на японском могут даже приобрести книги основателей и погрузиться в увлекательный мир японской индустриальной революции.

polyakovskii

Текст и фото: Влад Поляковский

Другие статьи автора: Прогулка по Культурному Пути: от Эдо до Сёва 

Related posts