Blog Post

Дональд Кин: красотой Японии спасённый
Культура, Японская литература

Дональд Кин: красотой Японии спасённый 

На дворе 1940 год. Европейские страны сдаются одна за другой под напором германских войск. 18-летний американский парень растерянно бредёт по улицам Нью-Йорка. Он с детства боялся, что в его мир когда-нибудь придёт война. Он больше не может читать газет – слишком страшно, когда твой детский кошмар становится реальностью. Для него, пацифиста, этот год станет самым мрачным во всей долгой жизни. Ненависть, ненависть… К нацистам, к войне… Весь окружающий его мир тонет в насилии, нечем дышать. И вдруг откуда ни возьмись – спасательный круг. Парень оказывается на Таймс-сквер, где в букинисте за бесценок отдают нераспроданный тираж. Он смотрит на ворох толстых книжек с незнакомым названием: “Повесть о Гэндзи”. Два толстенных тома всего за 49 центов? Вот это удача! Придя домой, парень открывает первый том первого японского романа и – пропадает. Что это за чудный мир? Без насилия? Без войн? Главный герой, принц Гэндзи, никакой не силач, не воин. А ведь для этого американского паренька Япония – это прежде всего безжалостный агрессор.

Да, в своё время его очаровали гравюры Хиросигэ Утагавы, но Япония тогда не стала для него страной красоты, скорее страной, которая вероломно вторглась в Китай. Его единственный университетский друг – китаец. Само собой, ярый противник Японии. Как рассказать ему о своём новом увлечении?

Однако заставить себя оторваться от книжки Дональд не смог. На каждой странице он находил побег от ужасов реального мира.

Мир Гэндзи был красив. Когда люди писали друг другу письма, они начинали с тщательного выбора бумаги. Потом тушь – здесь посветлее, а здесь погуще. Далее слагаем стих. Записываем его изящным стилем. Аккуратно складываем. Перед отправкой прилагаем сезонный цветок… Всё больше погружаясь в экзотическое очарование японской древности, Дональд начинает задумываться – для чего же живут люди? И находит ответ:

«Для красоты».

Так он решает связать свою жизнь с японской литературой, а потом и с самой Японией. Роман продлится почти 80 лет. До конца жизни величайшего исследователя японской литературы, безвозвратно утянувшего вслед за собой в омут японской красоты не одно поколение молодых людей, ищущих место своему сердцу в мире – не людей, так книг.

donald keeneПо материалам беседы Дональда Лоуренса Кина (18 июня 1922 — 24 февраля 2019) и Сэтоути Дзякутё “Японская добродетель”, 2018 г.


Катя Эдж
Переводчик, главный редактор «Красивой Японии»

Ещё о Гэндзи Моногатари: Принц Гэндзи – английский пришелец из прошлого века



Related posts