Blog Post

Вы точно нормальны? Одиночествомания и ее лечение по Абэ Кобо
Events, Культура

Вы точно нормальны? Одиночествомания и ее лечение по Абэ Кобо 

Как доказать больному, что он болен, если логические доводы его не убеждают? Если он свято уверен в своём здоровье? Абэ Кобо, размышляя над этой темой, довел её в своей пьесе «Друзья» до абсурда. Он предложил в качестве «врачей» семейку шарлатанов, которые считают своим долгом вылечить главного героя, Мужчину, от страшной болезни современности – от одиночества, и для этого вселяются без разрешения в его квартиру. Вслед за автором тему чрезмерного стремления к уединению в одноименном спектакле  развивает режиссер Ямагути Хироаки вместе с актёрами труппы «Собаэ» из Киото.

Режиссёр «Друзей» Ямагути Хироаки

Труппа «Собаэ» собралась из участников театральной лаборатории, главная задача которой – тренировка и совершенствование актёрского ремесла. Пьеса «Друзья» как нельзя лучше помогает достижению этой цели. Все роли в ней – главные. Каждая имеет свою внутреннюю историю, будь то виртуоз своего дела карманник и обольститель женщин «старший брат» (Окада Синтаро), или сладкоежка «бабушка» (Идзака Мидзуки), у которой на любой случай жизни есть поучительные пословицы. Для актёров это хороший шанс не только показать искусство создания цельного многогранного образа, но и раскрыть свои музыкальные и даже акробатические способности. Абэ Кобо сам написал ноты к тексту песни, которую всё время поют под аккомпанемент гитары члены «семьи». Она о том, что в нашем большом и холодном мире все стали друг другу чужими, что цепь человеческих взаимоотношений распалась и перед героями стоит задача гамлетовского масштаба – собрать заново в единое ожерелье общество, зараженное одиночествоманией. 

Самые первые и базовые отношения у людей складываются внутри семьи.  Семья – основа общества. И никого не интересует, какое у нее истинное лицо. Главное, что каждый в этой социальной ячейке может доказать, что их группа есть «семейство», тогда как индивид – беспомощен. Он один. У него нет «свидетеля» его уединения. Именно поэтому коллектив мошенников у Кобо Абэ притворяется образцовым семейством, ведь так они не могут вызвать подозрений даже у бдительных полицейских. Режиссер Ямагути Хироаки подчеркивает лицедейскую сторону группы обманщиков. Перед началом действия актёры на глазах у зрителей гримируются и готовятся к своей роли. То, что в лжесемье каждый следует правилам своего статуса, становится ясно после сцены не случившегося побега. Обнаружив неладное между Мужчиной (Сакай Синобу) и «старшей сестрой» (Кадзита Харуна), фанатично следующая идее излечения героя от одиночества «средняя сестра» (Ямамото Аяка) устраивает экстренный сбор «семьи». В наказание за провокацию «семья» меняет роль своей участницы с жаждущей страсти «старшей сестры» на скрюченную старостью «бабушку». 

Кобо Абэ называют японским абсурдистом. И правда, ситуация, положенная в основу пьесы «Друзья», необычная – в квартире Мужчины поселилось весёлое семейство из восьми человек под предлогом оказания ему срочной помощи. Они завладевают не только его пространством, но и кошельком. Однако Абэ Кобо логичен в своём абсурде. Все участники «семьи» – настоящие философы-демагоги. При решении любой возникшей проблемы каждый высказывает свою точку зрения, и, так как они, естественно, не совпадают – всё решается голосованием. Очередной парадокс от Абэ Кобо: семья мошенников как модель демократического общества.

Диалоги в спектакле динамичны, как игра в пинг-понг, увлекают зрителей постоянной переменой настроения на сцене. Вот только Мужчина бравировал, что вызвал полицию, которая обязательно защитит его – честного гражданина, как через пару сцен он уже висит связанным в гамаке, а заботливое «семейство» желает ему приятных снов. На протяжении всего спектакля также меняется отношение к героям. Вначале сочувствуешь Мужчине, ведь, очевидно, он попал в ловушку мошенников. Но с развитием действия, когда путы лжесемьи становятся все более удушающими и Мужчина уже заперт в клетке, симпатия к нему проходит. А всё потому, что, хотя и произносится множество речей, представляются точки зрения всех героев, главное остаётся невысказанным. Об этом зритель догадывается сам. Несмотря на то, что Мужчина – явная жертва этой абсурдной ситуации, он не пытается изменить её, не стремится создать свою группу, которая спасла бы его, помогла бы ему вырваться из лап мошенников, а ведь у него даже есть Невеста, которая могла бы способствовать этому. На протяжении всего действия у него только одна цель – он хочет остаться один. Может быть, по этой причине зрители начинают прислушиваться к речам «семьи» о необходимости приятельского долга и любви к ближнему своему. Когда, наконец, Мужчина остается изолированным в своей клетке, болезнь одиночества поражает его разум. Для него уже любые вещи перестают иметь какой-либо смысл, и он не видит разницы между обручальным кольцом и куском металла. После этой перемены «главврачу» лжесемейства «средней сестре» ничего не остается, кроме как отравить «больного», чтобы тот не мучился. Так фарсовая история о недоразумении оканчивается, оставляя привкус печали, а «семья» уходит на поиски нового одержимого одиночествоманией.

Спектакль будет показан 2 и 3 ноября в городе Цу (префектура Миэ) Подробная информация по ссылке http://akebonoza.net/191102play.html. Также его можно будет посмотреть 28 ноября в Варшаве и 6 декабря в Познани в рамках фестиваля современных японских театров в честь столетия дипломатических отношений Японии и Польши.  Подробная информация по ссылке http://placteatralny.eu/?page_id=1228.    

Самсонова Полина, историк японского театра,
помощник режиссёра в театре “Коноситаями” (Киото)

      

Другие статьи автора:

Театр Но – на границе двух миров

Мистерия рабочего стола, или Что такое САРАРИМАН-кёгэн? 

В японском театре – ищите женщину!

Related posts