Blog Post

Такэути Синго: Путь от простого служащего до топового керамиста
Истории, Культура, Общество

Такэути Синго: Путь от простого служащего до топового керамиста 

Японская керамика имеет долгую историю, она ведёт свой отсчёт со времени первых глиняных изделий периода Дзёмон (ок. 16 500 лет назад). По керамике каждой отдельной эпохи можно проследить историческое развитие общества. Например, в керамике Дзёмон прослеживается грубость и сила охотника, Яёй – это мягкость и кротость земледельца, а в изысканной посуде суэ периодов Нара (710-794) и Хэйан (794-1185) нашло отражение аристократическое общество. Изделия периода военачальников Камакура (1185-1333) грубые, наполнены самурайским достоинством.

В период Адзути-Момояма (1568-1600), положивший конец феодальной раздробленности Японии периода Сэнгоку (1493-1568), сформировался скромный стиль ваби-тя в искусстве чайной церемонии, что в свою очередь оказало влияние и на керамическую традицию. 

Керамика каждого периода совершенно разная, и современные мастера наследуют технологии путем переосмысления и создания новых традиций в духе времени. Многие из них не просто «возвращаются к классике», а обращаются к древним технологиям за подсказками для углубления и расширения своих собственных творческих возможностей.

Интервьювер Татьяна Вада и керамист-художник Такэути Синго

Один из таких мастеров – Такэути Синго, создающий свои изделия в собственной мастерской в префектуре Айти. Встретившись с мастером, я в очередной раз убедилась, что создавать уникальные и узнаваемые изделия могут не только потомственные мастера. Эта история о том, как одна «шестерёнка», (так, смеясь, назвал себя мастер), не попадая в такт вращения и сбивая работу зубчатой передачи, кардинально изменила свою жизнь, сменив путь клерка на гончарный. До того, как стать керамистом, Такэути работал в японской автомобильной компании. В 23 года, на четвертом годе работы, к которой у него совершенно не лежала душа, он вдруг осознал, что это не то, чем он хочет заниматься всю свою жизнь.

В этот период в Японии было популярным слово «дацусара» (脱サラ), составленное из двух слов: «прекратить» и «служащий», означает увольнение с работы по найму, чтобы начать собственный бизнес. Сам мастер не помнит, чтобы у него была четкая цель, когда он увольнялся с завода. Не ощущал он и любви к глине или зова предков и ДНК, перемены в жизни произошли лишь благодаря прекрасному удобному случаю…

Как-то раз его супруга вернулась из мастерской, где она обучалась технологии создания традиционных кукол, и рассказала, что семейная пара, руководившая ателье, прошла курс переподготовки в керамическом центре Сэто. В этом центре были очень выгодные условия для тех, кто остался без работы: страховку по безработице продлевали еще на один дополнительный год. 

Такэути родился в Сэто, одном из шести самых известных гончарных центров Японии наряду с Токонамэ, Этидзэн, Сигараки, Тамба и Бидзэн. С самого раннего детства всё свое свободное время он с другими мальчишками проводил среди черепков в разваленных старых печах, где они зарывали клады, а в горячем песке вокруг действующих печей, производящих серийную производственную керамику, друзья жарили сладкий картофель. Поэтому он не почувствовал внутреннего сопротивления и легко принял решение пойти в центр обучения гончарному мастерству. Таким образом у Такэути появилась возможность получать пособие по безработице, одновременно осваивая новую профессию и раздумывая, чем заняться в будущем.

«Моими детскими игрушками были черепки и забракованные керамические изделия, которые я находил в прудах и реке. Сейчас бы за такой способ утилизации наказали (смеётся). Мать также подрабатывала на одном из гончарных производств, поэтому даже без особых намерений войти в мир керамики я сразу почувствовал удовольствие  в работе с глиной».

«Среди 30 учеников гончарного центра практически все приехали в Сэто из других регионов Японии с целью стать керамистами, а для меня это место было лишь перевалочным пунктом, я совершенно не планировал посвятить свою жизнь гончарному делу. Но наблюдая, с каким воодушевлением ученики постигали гончарные азы, я и сам постепенно загорался пламенем созидания. После окончания курса я пошёл в подмастерья, чтобы получить еще больше навыков и освоить другие техники. Я обучался в гончарной, где создавали изделия в стиле мингэй. Помимо основной работы – подготовки дров и розжига печи, создания глазурей – мне в свободное от работы время разрешали пользоваться мастерской и печью, где я обжигал свои первые изделия». 

Мингэй – это собирательный термин от слов мин –»народ» и гэй – «искусство». В период Эдо (1603-1867 гг.) печи, которые использовались кланом, назывались «канъё» (官窯), в то время как печи, в которых простой народ обжигал повседневную утварь, носили название «минъё» (民窯). В начале 20 века, благодаря философу и эстету Янаги Соэцу и группе мастеров, в частности гончарам Хамада Сёдзи и Каваи Кандзиро, в начале 20 века в Японии зародилась концепция мингэй, в основе которой лежала попытка привлечь внимание к предметам, созданным неизвестными мастерами.

Янаги и его коллеги утверждали, что изделия народного искусства так же прекрасны, как и произведения искусства. Ими был предложен новый взгляд на красоту и новое понимание ценностей прекрасного в повседневной жизни. Янаги был обеспокоен утратой ремесленной культуры, и это движение стало реакцией на тенденции в обществе, предостережением от модернизации и вестернизации, когда массовое производство и урбанизация постепенно проникали во все сферы жизни. 

«Второй гончарной, куда я пошёл в подмастерья, руководил Като Сюмпэй II (加藤春鼎). Я хотел овладеть техникой изготовления орибэ, сино, кисэто, хикидасигуро, так называемых мино-моно, и принять участие в выставке традиционных ремесёл».

Мино-моно – это, общее название гончарных изделий, которые производятся в префектуре Гифу, их особое отличие лежит в природных цветах, мягкой текстуре основы и отделке глазурью. Характерной особенностью керамики Мино является разнообразие стилей, и пятнадцать из них обозначены как традиционные ремесла.

Одним из наиболее известных стилей является орибэ, который был создан чайным эстетом Фурута Орибэ. Глубокие цвета зеленой глазури, уникальные формы и геометрические узоры декора породили высокий спрос на орибэ среди любителей всего экстравагантного и эксцентричного.

Стиль сино с его красивым бледно-красным цветом и пузырчатой текстурой, достигший своего пика в период Момояма (1573-1603), считается вехой в истории японской керамики. В воссоздании стиля сино, исчезнувшего в период Эдо, принимал участие Аракава Тоёдзо, Живое национальное сокровище Японии. Стиль кисэто отличается красивой бледно-желтой поверхностью, покрытой желтовато-коричневой или желто-зеленой глазурью.

Стиль сэтогуро, еще известный как хикидаси-гуро, наиболее любим местными гончарами и мастерами чайной церемонии. Изделие покрывается железистой глазурью и обжигается в печи при температуре около 1200 градусов Цельсия, после чего его вытаскивают и быстро охлаждают, благодаря чему черная глазурь становится глянцевой.

«В 27 лет я открыл собственную мастерскую. В основном гончары, которые обучались в подмастерьях, повторяют стиль своих наставников, но мне хотелось создавать что-то непохожее. Я пытался найти свой собственный стиль. Меня привлекли изделия суэки, и я начал самостоятельно изучать технику их создания. Технология изготовления суэки была завезена в Японию из Кореи примерно в 5 веке. Это был новым тип керамики, который подвергался высокотемпературной обработке в особых туннельных печах, сооруженных в склонах холмов. Можно сказать, что это была первая настоящая керамика. Изделия суэки относятся к керамике якисимэ, поскольку обжигаются без использования глазури».

Если вы интересуетесь японской керамикой, то, наверное, вы знакомы с термином якисимэ.  

В Государственном музее Востока в Москве в сентябре прошлого прошла при поддержке Японского фонда прошла выставка традиционной японской керамики «Керамика Якисимэ: метаморфозы земли», на которой было представлено более 100 уникальных произведений самобытного искусства с древности до наших дней: традиционные предметы для чайной церемонии, столовая утварь и разнообразные керамические объекты современных японских художников, выполненные в технике якисимэ.

Способ производства керамики якисимэ (яп. 焼き締め) считается наиболее древним, самые ранние изделия датируются IV-V вв. Основные районы производства якисимэ – это Бидзэн, Сигараки, Этидзэн и Тамба. Существуют также намбан без определенного района производства, и мастера, использующие свою собственную местную глину. 

Намбан — это тип керамики, пришедший из Юго-Восточной Азии (Китай, Вьетнам, Филиппинские острова и некоторые районы Индии). Первые гончарные изделия намбан попали в Японию в результате торговли, которая началась в 16 веке. В то время название “намбан» (букв. «южные варвары») использовалось как уничижительный термин для обозначения любой страны, кроме Японии, но также им описывали необычные предметы из-за рубежа. 

Простые непритязательные изделия якисимэ были оценены эстетами в мире чайной церемонии, основанной на принципе ваби-саби. После того, как керамика намбан попала в Японию, было сделано множество копий. Большинство изделий были изготовлены в период Эдо в основном для чайной церемонии. Постепенно стали изготавливаться изделия якисимэ и для повседневного пользования.

Вот к этим мастерам, работающим в технике якисимэ, и относит себя Такэути.

«У керамики якисимэ есть уникальные характеристики, которые делают её одной из любимых среди местных жителей. Ионы железа в ионно-обогащенной глине придают больше вкуса пище и напиткам. Поэтому в кружках якисимэ, например, пиво становится вкуснее! Керамика якисимэ имеет пористую поверхность, что позволяет углекислому газу легче испаряться, так создаётся больше пены, которая получается более тонкой и держится дольше. Пиво вкуснее, потому что пена поглощает горечь, не давая ей выйти наружу. Вкуснее становится и сакэ. Считается, что глиняные сосуды, созданные в технике  якисимэ обладают эффектом дальнего инфракрасного излучения, который тонко изменяет вкус и помогает сакэ созревать». 

И самая главная особенность якисимэ, по словам мастера: чем больше вы пользуетесь изделием, тем лучше становится его цвет, блеск и текстура. Считается, что после обжига изделие якисимэ готово лишь наполовину, а свою зрелость оно приобретает после пользования. При длительном использовании основной цвет изделия становится приглушенным, тускнеет. Время придаёт изделию более спокойный тон, что еще сильнее контрастирует с динамичной сильной формой, создавая уникальный баланс света и тени.

«Для своих изделий я использую глину из Сигараки и Ига, ведь глина региона Сэто имеет довольно грубую текстуру – она огнеупорная и подходит для глазурованных изделий, но совершенно непригодна для якисимэ. Я создаю одновременно несколько работ, на их формовку уходит от недели до десяти дней. Далее изделия проходят сушку 10-30 дней в зависимости от размера. Мои работы имеют довольно сложную форму, поэтому крайне важно просушить изделие равномерно.

И вот здесь мне приходится идти на разные хитрости, особенно когда дело касается крупных изделий (смеётся). Высушенные предметы я «припудриваю» железистой глиной, заполняя таким образом стыки и соскобленные участки, а затем обжигаю при температуре 800 градусов. После этого изделие покрываю пигментом и обжигаю уже при температуре 1300 градусов. Немаловажно создать особые окислительно-восстановительные условия, чтобы глина на выходе стала черного цвета. Для этого я построил специальную печь, в которой создал специальный микроклимат».

«Есть изделия, в которых я применяю технику дзоган (象嵌). Это декорирование гончарного изделия путем инкрустации или мозаичное окрашивание, при котором рисунок подчеркивается с помощью глины другого цвета, отличного от основы».

На вопрос, откуда пришла идея создания уникальных форм, мастер ответил следующее: «Обычно в галереях можно увидеть множество керамических изделий, созданных на гончарном круге, и в основном они довольно простой формы, потому что это быстро, удобно и экономично. Сначала я тоже творил на гончарном круге. Но когда стал постоянным членом Ассоциации традиционных ремёсел (для этого нужно быть отобранным 4 раза для показа на традиционной ремесленной выставке), то перешел на ручную формовку изделий, на ассиметричные формы, которые невозможно создать на гончарном круге».

«Еще до открытия собственной мастерской, я был под большим влиянием творчества Сёдзи Камода. Он создавал изделия оригинальных форм, которые никогда ранее не использовались в мире керамики. Мне нравится быть пионером в области создания объемных форм. Это настолько захватывающее занятие, что порой я совершенно забываю о времени». 

Среди изделий мастера есть и чаши для чайного действа. Один из его первых учителей практиковал путь чая, и Такэути изучал стиль Омотэ Сэнкэ около трех лет. Он создает предметы для чайной церемонии, полагаясь исключительно на свой вкус и интуицию. Для него важно создание чаш определенной формы и цветовой гаммы, рождающих вокруг себя атмосферу покоя и умиротворения и сочетающихся с современным пространством. Такэути говорит, что не стремится в своих работах показать особенности японской культуры, но так как он японец, у него это получается само собой.

Далее мы перешли на разговор о том, как часто мастер участвует в выставках и как часто разжигается огонь в печи.

«В молодости я практически каждый месяц делал обжиг. Поступало множество предложений участия в групповых и индивидуальных выставках. Пик моей молодости пришёлся на период экономического подъема и на высокий спрос на керамику не только внутри страны, но и за рубежом. Я работал не покладая рук, мне нужно было кормить семью и выплачивать ипотеку».

«Теперь же, когда дети уже выросли и все долги выплачены, я могу позволить себе создавать изделия для своего удовольствия, ведь я уже пенсионер (смеётся). Сейчас у меня лучший период в жизни. К счастью, мне пришлось преодолевать преграду только однажды, когда я ушел с завода и принимал решение, в каком направлении двигаться далее. Возможно, я неосознанно хотел самореализации, и обстоятельства для этого сложились благоприятно. В итоге свой метод выражения я нашёл в творческом созидании и не сожалею о сделанном выборе».

Работы Такэути Синго неоднократно отбирались для выставок традиционных ремёсел. Масетр принимал участие в международной керамической выставке Мино, в выставках Nagaso Awards (Япония), традиционного японского искусства в GALLERY DAI ICHI (Нью-Йорк), «Author’s History of 20 Years» в Музее искусств Фурукава, на международном керамическом Биеннале (Корея, специальная награда).

Такэути был приглашенным участником на конференции IAC (Международная академия керамики в Нагое), Национальной конференции по образованию в области керамики NCECA в Лас-Вегасе, проводил семинары на выставке международной современной керамики Азиатско-Тихоокеанского региона в Музее керамики Taipei Yingge.

В 2016 году Такэути принял участие в выставке «Yugen» OFFICINE SAFFI (Италия-Милан), выставке современной чайной керамики в городе Токи (поощрительный приз TOKI Oribe). В этом же году прошла персональная выставка в AD SPACE Университета искусств и дизайна NSW (Австралия — Сидней). Спустя два года прошла персональная выставка Jiemo craft Shanghai, в 2019 году в Mufey Gallery Jingdezhen (Китай). В рамках этой выставки он провёл мастер-класс в гончарной мастерской Цзиндэчжэнь. Этот список можно продолжать и продолжать…

«Для меня было большой честью проводить мастер-класс в Цзиндэчжэнь. Этот район известен как «фарфоровая столица» Китая, славится высококачественными изящными уникальными изделиями ручной работы. История керамики и фарфора в Цзиндэчжэнь насчитывает более двух тысяч лет, и мне приятно осознавать, что я пусть в малой мере, но причастен к формированию новых традиций».

Благодаря опыту и мастерству, отточенному десятилетиями, Такэути умеет воплотить свой художественный замысел, свою идею в совершенно уникальные формы. Красный, тиловый и синий цвета имеют очень низкую успокаивающую интенсивность насыщенности и придают оттенок сияния и элегантности серым поверхностям, делают изделия узнаваемыми и становятся уникальным языком гончарного искусства Такэути.

В процессе лепки переплетающиеся изогнутые поверхности и острые углы создают многогранные динамичные формы, рождают мир реальности, в котором множество визуальных элементов взаимосвязаны, дают зрителю новые ощущения. Если приглядеться к чаше повнимательней, то можно отчетливо увидеть неровности поверхности и градацию цветов, вызванную изменениями температуры в печи.  Железо, содержащееся в глине, вырывается на поверхность в виде крошечных черных зерен, создавая уникальный характер керамики якисимэ

От  творений мастера, рожденных в танце пламени, веет силой и уверенностью. Хотя Такэути идёт путём традиционных методов, он одновременно выходит за рамки, очерченные многовековыми традициями. В своих работах он отражает реалистичность и современность и делает попытку заглянуть вперёд, предвосхищая традиции будущего. 

И напоследок я попросила Мастера дать совет молодому поколению, которое собирается сделать карьеру в керамике.

«Я часто говорю своим студентам-гончарам, что конечным в процессе изготовления керамики всегда является обжиг, и если они разочарованы тем, что изделие получается не таким, как они хотят, то важно принять это и использовать полученный опыт для следующего шага. Поэтому я считаю, что важно наслаждаться процессом обжига, а не унывать из-за того, что на выходе не всегда получается ожидаемый результат. Но, говоря начистоту, сам я этому правилу следую далеко не всегда! (смеется)».

До новых керамических встреч!

С Мастером беседовала Татьяна Вада
Журналист и лицензированный менеджер по туризму в Японии, руководитель компании VOYAGEJAPAN

БОЛЬШЕ историй японских Мастеров!

Related posts