Blog Post

Каменных дел мастер Сэкисандзин, или Микрокосмос «ваби» в каждой чаше
Истории, Культура

Каменных дел мастер Сэкисандзин, или Микрокосмос «ваби» в каждой чаше 

Если вы услышите «каменная чаша», что придет на ум? Нет, я не ошиблась, не керамическая или фарфоровая, а именно каменная…

Может, кто-то из вас вспомнит русскую народную сказку с одноименным названием, рассказывающую об искусном резчике по камню деде Иване и его внуке Васе, познавшем к семнадцати годам природную красоту камня. В ней однажды один из богатых соседей расхвастался, что его мастера сделали каменную чашу неземной красоты, и завистливый барин пообещал вольную тому, кто сможет вырезать чашу из камня в форме цветка, которого свет не видывал. Для Васи наступил звездный час. 

Да не так дела быстро делаются, как сказка сказывается. Сколько он ни бродил по полям и лугам, не встречался ему заветный цветок. Тогда пошёл он на поклон к горной хозяйке, откуда живым еще ни один мастер не возвращался, и остался на обучение. Через несколько месяцев сделал чашу, да такой невиданной красоты, что сама горная красавица губу закусила…

Каменных дел мастер Итиро Токоро, известный еще как Сэкисандзин (в переводе с японского «человек горного камня»), создавший собственную уникальную технику изготовления чаш для чайной церемонии из камня – именно такой. Он единственный на всю страну знаменитый мастер, который вырезает чаши из цельного камня.

Итиро Токоро живёт и творит в Японии, в месте рождения известного японского монаха-скульптора Энку в городке Хасима префектуры Гифу. Сэкисандзин создаёт чайные чаши, используя специальное оборудование, и обжигает их при высокой температуре (1300 градусов!). Его чаши находятся в коллекциях более чем ста храмов и музеев в Японии и за рубежом, таких как Энрякудзи, Тодайдзи, Гинкакудзи, Кинкакудзи, Исэ, Эйхэдзи, Конгобудзи (гора Коя) и других. И даже в коллекции храма в городе Бодх-Гая в Индии и в Ватикане у Папы Римского. 

Мне посчастливилось не только увидеть и прикоснуться к каменной чаше руками, но и почувствовать чашу на «вкус», отведав чай матча, приготовленный мастером. Каменные чаши внешне не отличаются от керамических, особенно шедевры с совершенно гладкой поверхностью, при прикосновении ощущается каменная прохлада даже в жаркий день! Но, когда мне подали чай, я ощутила ласкающее прикосновение тепла через тончайшие стенки чаши. От каменных чаш исходит особая аура безмолвного спокойствия, благородства, я даже поймала себя на мысли, что неосознанно выпрямила спину, когда держала чашу в руках. Вот так, наверное, чувствовали себя древние люди, впервые прикоснувшиеся к обработанному камню.

В японской культуре камень издревле играл важную роль. Камень использовали в качестве строительного материала для древних гробниц кофунов, замковых стен. Из камней изготавливали судзури – тушечницы для туши, а также глиняную и фарфоровую посуду. Хотя в Японию садовая культура пришла из Китая и с Корейского полуострова, особое отношение к камням породило уникальный японский стиль сухих садов карэсансуй – миниатюрный стилизованный пейзаж с композицией из камней, мха и кустарников с использованием гравия или песка, имитирующего рябь на воде. Японцы, обладающие уникальным эстетическим вкусом, смогли увидеть трепещущее таинство жизни в камнях.

На мой вопрос о выборе материала мастер ответил: «В наши дни каменные чаши можно увидеть довольно редко, но если проследить историю камня, то думаю, что камень – это точка отсчёта искусства». Сэкисандзин спросил меня, помню ли я, из какого сосуда пил Иисус Христос вино. А вы помните? Ведь самый сосуд грааль, породивший множество мифов и «теорий заговора», был вырезан именно из особого камня.

Сэкисандзин родился в префектуре Гифу. С 19 лет он под руководством пионера японского архитектурного каменного искусства Хироюки Андо добывал природные каменные материалы в различных частях света, изучал их состав, экспериментировал с методами обработки. Для внедрения на рынок новых строительных каменных материалов в 32 года он основал компанию.

Во время посещения Португалии, куда он приехал для закупки камня, в возрасте 50 лет он неожиданно упал в обморок из-за аритмии, вызванной аневризмой аорты. Около шести месяцев пролежал в постели и был вынужден закрыть свою компанию. Мастер с улыбкой рассказал: «Когда я лежал в постели, думал о том, что нехорошо, что я не удосужился помолиться богам и поблагодарить за то, что встретил в своей жизни так много различных камней». По его словам, именно любовь к камню помогла буквально встать со смертного одра. 

В 1996 году Итиро Токоро отрыл мастерскую «Сэкисандзин» и, имея за спиной огромный опыт обработки камня, посвятил себя производству каменных чаш для чайного действа тя-но ю. Вы спросите – почему чаши? Мастер практикует Путь чая, лично знаком с настоящим главой школы Омотэ Сэнкэ. Сам Сэкисандзин из скромности об этом не рассказывал. Я, разглядывая полки с чайной посудой, неожиданно увидела на одной из фотографий улыбающегося мастера с главой школы Омотэ, в стиле которой я сама практикую тя-но ю, и задала вопрос об их знакомстве. Оказывается, чаша Сэкисандзина есть и в коллекции главы нашей школы. 

Чаши, создаваемые мастером, простые, без малейшего внешнего декора. От них исходит дух самой природы, в них воплотилась эстетика ваби – непритязательная красота, начавшая свой скромный променад с искусства приготовления чая и постепенно распространившаяся на чайную утварь, интерьер чайной комнаты, планировку чайного сада и прочно вошедшая в японскую культуру.

Каждая чаша – это особый микрокосмос, который невозможно повторить. Каждый камень имеет свое лицо. Мастер обтачивает чашу и много раз обжигает, пока не добьётся идеальной в его представлении формы. Как вы думаете какая самая любимая горная порода мастера? Сэкисандзин выбрал своим фаворитом вулканический камень горы Фудзи. Сотни тысяч лет чередования спокойного и активного периодов сформировали вулкан, самый узнаваемый в мире из-за идеальной конической формы. В Японии гора Фудзи издревле почиталась как объект поклонения. В поэтической антологии «Манъёсю» («Собрание мириад листьев»), составленной в конце VII — конце VIII веков, — есть стихотворение, в котором упоминается гора Фудзи. Придворный поэт Ямабэ Акахито описал гору Фудзи не только как «самую высокую, благородную и красивую гору», но и как «священную гору». 

Камень с горы Фудзи!

С 2000 года Итиро Токоро участвует в многочисленных групповых и индивидуальных выставках. В 2004 году он получил от Министра здравоохранения, труда и благосостояния почетное звание «Современный мастер». В 2019 году был награждён медалью с желтой лентой (присуждается частным лицам, чьё усердие и упорство при выполнении своих профессиональных обязанностей сделало их публичными образцами для подражания). Быть может, в ближайшем будущем мы услышим о новом Живом национальном сокровище. Сам же мастер считает созданную им технику заслуживающей звания Нематериального культурного достояния Японии.

**Живое национальное сокровище (人間国宝 нингэн кокухо:) — общепринятое неофициальное название лиц, внёсших весомый вклад в японскую культуру, присуждается с 1954 года по закону «Об охране культурных ценностей».

 Итиро Токоро с учеником и Татьяна Вада
(журналист, лицензированный менеджер по туризму в Японии, руководитель компании VOYAGEJAPAN)

БОЛЬШЕ японской посуды!

Related posts