SUBSCRIBE NOW

* You will receive the latest news and updates on your favorite celebrities!

Trending News

Subscribe Now

* You will receive the latest news and updates on your favorite celebrities!

Trending News

24 Июл 2019

Blog

Жизнь в Эдо на японской гравюре: мост Нихонбаси
Культура

Жизнь в Эдо на японской гравюре: мост Нихонбаси

Каждый раз, преисполнившись намерением коротенько написать про какую-нибудь гравюру укиё-э, сталкиваешься с таким массивом информации, что начинает казаться, что труд неподъёмен. Итак, засучим рукава кимоно.

Сегодня рассматриваем гравюру «Нихонбаси» из серии «53 станции тракта Токайдо» художника Утагава Хиросигэ (1797-1858).

Токайдо – это одна из пяти основных дорог, соединявших Эдо с другими регионами. Она пролегала по восточному берегу острова Хонсю, потому и получила свое название («то»-восток, «кай»-море, «до»-дорога). На дороге было 53 станции, где путники могли остановиться и отдохнуть. В 1832 году художник путешествовал по этому тракту с официальной делегацией, сопровождавшей лошадей – ежегодный подарок от сёгуна императору. Фактически власть в стране принадлежала сёгуну, но божественное происхождение императора отрицать было нельзя, да и ни к чему.

Вернувшись из путешествия, художник сразу приступил к созданию серии гравюр, и первой стала гравюра «Нихонбаси», поскольку именно это место было отправной точкой путешествия.

Рассматривая гравюры и читая истории их создания, невольно сравниваешь укиё-э с русской и европейской живописью. Конечно, внимательный исследователь может почерпнуть массу исторических сведений из, скажем, «Боярыни Морозовой» или «Ночного дозора», но всё же не было у других художников такого настойчивого желания документально и скрупулёзно, без демонстрации своего отношения фиксировать события настоящего момента. В этом и состоит уникальность укиё-э.

Нихонбаси, или Японский мост – самый известный мост в Японии. Первый деревянный мост был построен на этом месте еще в 1603 году. Район, который тоже называется Нихонбаси, был торговым центром Эдо.

Нихонбаси в наши дни

Так выглядит мост сегодня. Рядом с ним расположен знак Нулевого километра, от которого отсчитываются расстояния в Японии.


Даже если бы в верхнем правом углу гравюры не было написано её название, любой японец сразу понял бы, что за мост перед ним. Видите «луковки» на перилах? Это «гибоси», специальное традиционное украшение перил мостов и лестниц храмов. В эпоху Эдо гибоси были только на трёх главных мостах: Нихонбаси, Кёхаси и Синбаси. Ниже мы ответим на вопрос о том, почему два других не подходят.


По мосту идёт процессия. Характер поклажи, одежда слуг, шляпы определённой формы – всё это говорит о том, что это не просто майская демонстрация, а «даймё гёрэцу». Даймё – крупный феодал. По законам того времени год он жил в столице – год у себя дома. Переезд обычно осуществлялся в мае, когда ещё не жарко и уже не холодно (почему же ещё мы упомянули майскую демонстрацию?). Переезжали со всеми пожитками, поэтому процессия была очень длинная. Остановить её или помешать движению не мог никто, кроме спешащих на вызов врача или акушерки. Выходили обычно за два часа до рассвета. Светает в Токио в мае в районе 06:00. Таким образом, на гравюре запечатлено раннее майское утро (около 04:00) 1833 года.

И в заключение рассмотрим группу, изображённую в левом нижнем углу. Это торговцы. У одного в корзине свежие овощи (торговец в синем нагружен редькой-дайконом). У других – рыба. Рядом с Нихонбаси до самого последнего времени располагался самый известный в Японии рыбный рынок Цукидзи. Вот оттуда торговцы и несут рыбу прямо домой клиентам. Сервис этим не ограничивается: в корзинах мы видим разделочные доски, то есть выбранная рыбка еще и чистилась и резалась в соответствии с пожеланиями хозяйки.

Лица торговцев не светятся радостью: им предстоит пару часов ждать, пока даймё перетащит свои пожитки черех мост. А свежая рыбка ждать не любит.

Вот так в лёгкой и ненавязчивой форме художник намекает нам на существование социальных противоречий в эпоху Эдо.

Текст: Наталия Пушкова, переводчик. По материалам лекции специалиста по укиё-э Макино Кэнтаро.

Наталия Пушкова и Макино Кэнтаро

Другие статьи автора: Хэйанские письма в «Записках у изголовья»: то, что трогает

Related posts